Пространство во всех смыслах должно пахнуть хорошо

Пространство во всех смыслах должно пахнуть хорошо

Художник запахов Лайме Кишкуне, одна из первых в Литве, начала глубоко исследовать, как обоняние влияет на наше самочувствие, восприятие и культурное сознание.

«Устойчивые и неустойчивые запахи временного города», «Запахи старого и нового Вильнюса», «Запахи Оперы», «Висящие сады» – это всего лишь несколько творческих замыслов, которые привели к новому открытию привычных городских пространств. Собеседница делится мыслями о новых направлениях в понимании запахов и невидимой архитектуре.

В городах прошлого, самый большой шок, вероятно, испытало бы наше обоняние. Вы неоднократно сожалели о том, что городские пространства теряют свою индивидуальность с точки зрения запаха. Несколько лет назад на выставке ольфакторного искусства «Запах оперы» вы раскрыли сложный и многослойный характер театрального запаха. Какие другие специфические для города места сохранили яркую обонятельную идентичность?

Уничтожение «плохих» запахов, сопровождающих бедность и нищету, было великим проектом модернизма, который начался в 18 веке вместе с идеями “урбанизма”. В течение нескольких веков недавно построенные просторные улицы и тротуары «проветрили» большинство западных городов так, что они и внутри и снаружи потеряли запах, а с ним и свою уникальность. Но это ни в коем случае не значит, что в них нет плохих запахов.

Один из самых интересных обонятельных опытов в Вильнюсе я испытала на Галле Маркет много лет назад, перед сочельником. Я пришла в маркет, чтобы купить кое-что на праздники, в то время на рынке царила настоящая суматоха. Оказывается, пропало электричество: кондиционеры, кассовые аппараты и весы не работали, холодильники таяли, кругом накапливалась грязная вода. И какая обонятельная феерия! Если можно было собрать в одном месте сочетания запахов всех моргов и мясных комбинатов, то вы могли бы представить себе обонятельный ландшафт на рынке в то предпраздничное утро. Неочищенные, наверняка годами, холодильники, зловоние гнилого мяса и овощей, рыбы «второй свежести», которое обычно прячут от посетителей хорошей вентиляцией. Чем это не запах средневекового города?

Сегодня рынок Вильнюс Галле джентрифицируется не днями, а часами. В нем почти каждую неделю открываются модные бутики пищевых продуктов, которые не очень интересны с точки зрения запаха. Когда я приезжала в Вильнюс ещё будучи студенткой, я все еще чувствовала множество запахов: в церквях горели настоящие восковые свечи, а запах лилий, украшавших алтари и ладана, приводил в восторг от необъятной сладости; пахли прилавки булочных и конфетных магазинчиков, кафе неформалов распространяли особые запахи…

Сегодня одно из более интересных обонятельных мест в Вильнюсе – разве что новая аркада на улице Каунаса. Блюда, которые там готовят, большое разнообразие магазинов, по крайней мере, зимой создают достаточно густой и интересный запах еды. Есть хорошо пахнущие кафе. В одном из них, безусловно, можно испытать симфонию запаха кофе – «Crooked nose» на улице Агуону. Потому что в ней кофейные зерна медленно жарятся, медленно перемалываются. Даже через стены и окна этот очень приятный, сложный, утонченный, изысканный, высококачественный аромат кофе, распространяется на окружающее пространство … Совершенно романтическое обонятельное приключение – пройтись мимо кофейни Эмануелиса Риклиса по утрам …

С другой стороны, такой относительно непахнущий город клаустрофобный и неуютный. Обонятельная закрытость (ольфакторная клаустрофобия) иногда даже хуже пространственной. Возвращаясь с юга или востока, прогуливаясь по улицам Вильнюса, я чувствую себя немного встревоженной и растерянной, потому что – особенно в холодную погоду – я не могу «поймать» запахи.
Практическое использование ароматов упоминается во многих исторических текстах. В Ветхом Завете, в Книге Притч, мы находим строки: «… И умастил я ложе своё с помощью мирры / алоя и корицы». Как изменялась культура обоняния в домашнем пространстве на разных этапах истории человечества?

В исторических работах мы можем найти свидетельства о том, что во дворце римских императоров во время банкетов летали королевские голуби и с крыльев сбрасывали розовую воду, гостей осыпали лепестками роз, или о том, что афинский амфитеатр перед выступлениями покрывали шафраном, в персидских и арабских хаммамах бассейны были наполнены водой из роз и цветов апельсина, а в арабской культуре хозяева встречали и провожали гостя, воскуриванием ладана, в древней Индии  использовали  цветки ароматического пандануса для улучшения воздуха дома.

Мы знаем из литературы, что в Англии на пол укладывали свежескошенную Таволгу (Filipendula), а в Испании – дикие, пахнущие яблоками ромашки, чтобы при прогулке по ним распространялся приятный свежий запах.  Я не могу ответить, как культура использования ароматов в домашнем пространстве изменилась в Литве. Может быть, историки знают это.

В XX веке, когда появились синтетические домашние ароматы, они стали частью домашнего хозяйства во всех западных странах. В XXI веке ситуация меняется – независимо от усилий индустрии синтетических ароматов, возвращается натуральность, поэтому композиции натуральных ароматов, ботанические духи для дома становятся все более популярными и желанными.
Как запах может создать и изменить интерьер?

Хотя мы не видим запах, это все же осязаемая материальная субстанция, от осмысленного и непосредственного влияния которой зависит то, как мы воспринимаем пространства. Запахи являются не только неотъемлемой частью места, но часто и единственным критерием, который его определяет. Эта невидимая, но воспринимаемая обонянием архитектура создает более глубокие отношения с пространством, чем видимые объекты.
На отношения между пространством и его общим запахом влияют многие различные его оттенки: запахи стен и отделки, запахи оборудования и мебели, запахи деятельности, происходящей в этом пространстве и времени. Поэтому важно понять, является ли избранный нами запах частью пространства, создаваемого в конкретном доме, какая суть этого запаха, подтекст, почему именно такая композиция.

Должны ли экспериментируя с запахами, учитывать архитектурные особенности пространства и эстетику дизайна?

Наполнение ароматами пространства или создание невидимой архитектуры должно быть такой же важной областью, как дизайн интерьера или создание ландшафта. Воздух, которым мы дышим, всегда пахнет чем-то. Нет воздуха без запаха. Все пространства хоть немного, но чем-то пахнут. Поэтому важно, чтобы они хорошо пахли во всех смыслах. С другой стороны, это область искусства. Ароматы – это те же творческие средства, что и звуки или цвета. Пониманию красоты запаха и его тонкости, тоже необходимо научиться. Обонятельное (ольфакторное) образование необходимо для понимания того, как тот или иной запах будет распространяться в определенном пространстве, как он будет его актуализироваться и какую атмосферу создаст.

Что мы должны знать ароматизируя личные и общие пространства и помещения?

Чем больше проводится исследований с ароматами, тем больше появляется доказательств, что они действуют на нас физиологически и психологически. Запахи напрямую влияют на психику человека, могут стимулировать, изменять или стабилизировать эмоциональные состояния.

Много исследований было сделано о влиянии эфирных масел на поведение человека и животных, настроение и восприятие. Они подтвердили убеждение, что эфирные масла могут быть использованы в качестве обонятельного терапевтического агента, как для лечения, так и для создания приятного настроения.
Самое простое и безопасное для ароматизации  помещений – это натуральные, недорогие, но приятно пахнущие – цитрусовые, хвойные, лимонно-пахнущие, травяные – эфирные масла или их композиции, которые можно использовать для, постельных принадлежностей, штор, шкафов или прямо испарять.

Можем ли мы сегодня говорить о четком разделении восприятия запахов в разных культурах?

Существуют более чувствительные культуры, которые имеют длинную и интересную историю с точки зрения вкуса и запаха. Я говорю об азиатских странах, но в современном мире синтетика проникает повсюду и выравнивает культурные различия, внушая свою маркетинговую философию, которую даже представители утонченных культур теперь воспринимают как прогрессивное стремление.

Так называемая политика без запаха легально распространяется по всему миру, отстаивая создание scent – free зон. Как закон о предполагаемом здравоохранении меняет отношение к культуре ароматов?

Концепция пространства без запаха несколько нереальна, потому что на земле нет места без запаха. Мы не можем запретить ветру приносить запах духов, пыли или бензина. Я хочу сказать другое. Несмотря на то, что раннее детство является последним шансом самостоятельно изучить и создать индивидуальный способ восприятия мира непосредственно испытывая ближайшее окружение, современные дошкольные учреждения всеми силами стараются держать детей подальше от запахов.

Мамы и папы в реальном и виртуальном пространстве страшатся, что педагог капнул в детской группе каплю эфирного масла или что ребенок пришел в группу, пахнущую эфирным маслом, потому что это чуть ли не преступление против других «сверхчувствительных» детишек. Эта политика «без запаха» все больше захватывает жизнь, хотя нет научных доказательств того, что она необходима или, по крайней мере, чем-то полезна. Наоборот, дети должны трогать, пробовать на вкус и нюхать все, что находится в их окружении (опасные, ядовитые вещества не являются предметами детского окружения), и знакомиться с новыми элементами вкуса, обоняния, осязания, звука, исследовать и формировать свои автономные отношения с миром.

«Социальное познание» остается чисто лингвистической концепцией, которая еще в детстве отвлекает нас от телесного восприятия и коммуникации, нюхая, пробуя на вкус или трогая, от понимания, что обоняние, вкус, прикосновение, ощупывание являются очень важными способами познания мира. Это вечное требование взрослых: «не трогай», «не суй в нос», «не бери в рот» …

Учитывая, что обоняние является нашим первым ощущением, которое приходит с нашим первым вдохом, что обоняние является эволюционно усовершенствованным хранителем нашего выживания, разочаровывает факт, что дети в современном обществе больше не обучаются эмпирически определять, распознавать и разбираться в запахах, что обонятельное образование не является формой физического опыта и обучения. А профессионалы, архитекторы, дизайнеры часто вообще не осознают важность чувств в создаваемой ими среде.
Опубликовано в журнале: „Интерьер.lt советует

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *